10 лет успешного
сопровождения бизнеса

Верховный суд выразил позицию о недопустимости прикрытия трудовых отношений договорами ГПХ

В погоне за экономией на налогах, обязательных взносах в фонды, а также других платежах, установленных действующим российским законодательством, работодатели нередко применяют приемы, которые приводят к возникновению затруднительных ситуаций для их бизнеса, а также вызывают понесение излишних расходов. Один из примеров такого неосмотрительного поведения работодателя привел к нижеописанной ситуации.

Спор между работодателем и работником возник из следующего. Работодатель обратился в суд с требованием к работнику о взыскании 1 200 000 рублей, составлявших долг по арендной плате. Работник, в свою очередь, заявил встречные требования о признании договора аренды, залеченного с работодателем, ничтожной сделкой. Ничтожность сделки, по мнению работника, следовала из ее цели — прикрытия фактических трудовых отношений. Также работник просил суд установить факт наличия трудовых отношений с работодателем.

Суд первой инстанции, по результатам изучения представленных сторонами спора доказательств, принял позицию работника, указав при этом, что при разрешении такого рода споров и признавая отношения, сложившиеся между работником и работодателем трудовыми либо гражданско-правовыми суды обращают внимание не только на формально подписанные сторонами документы (договоры, акты, расписки), но и на то, имелись ли в реальные признаки трудовых отношений и трудового договора. К таким признакам традиционно относят: обязанность работника лично исполнять трудовые функции, которые определены соглашением сторон трудового договора; трудовая деятельность работника осуществляется при обязательном подчинении правилам распорядка, действующим у работодателя. При этом неотъемлемым признаком является возмездный характер трудовых отношений.

Так, немаловажным доказательством, сыгравшем на стороне работника, в данном деле стали регулярные платежи, поступающие на банковский счет работника от работодателя, природу и основание которых, работодатель не смог объяснить суду.

Однако в результате обращения работодателя в суд апелляционной инстанции, решение было отменено, при этом суд указал на недоказанность возникновения трудовых отношений ввиду отсутствия трудового договора, приказа о приеме на работу, а также ввиду отсутствия доказательств фактического допуска работника к работе. С работника в полном размере взыскана задолженность по договору аренды транспортного средства.

Работник, не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, подал кассационную жалобу, по результатам рассмотрения которой, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменила вышеуказанное апелляционное определение.

Признавая незаконность судебного акта суда апелляционной инстанции, суд указал, что апелляционное определение вынесено вследствие неправильного применения норм трудового законодательства. Так суд указал, что суд апелляционной инстанции ошибочно отдал приоритет юридическому оформлению отношений между, не выяснив при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не выяснено, было ли со стороны работодателя злоупотребления своим доминирующим положением по отношению к работнику, как экономически более слабой стороне при заключении договора аренды транспортного средства.

С учетом данной позиции, суду апелляционной инстанции предстоит рассмотреть дело заново.

Дополнительно необходимо отметить, что в случае отказа руководителя организации заключить трудовой договор с работником, такой руководитель может быть привлечен к административной ответственности в виде административного штрафа в размере от 10 000 рублей до 20 000 рублей.

Поделиться: